АЛМАТЫ. Крупнейший банк Азербайджана МБА заявил о банкротстве. Этот крах для Казахстана означает буквально следующее: с 71,3 миллиарда пенсионных тенге, вложенными в азербайджанский банк, возможно, придется попрощаться, сообщает Sputnik Казахстан.

 

Проблемы Международного банка Азербайджана начались не сегодня и даже не вчера. Это продолжалось уже несколько лет. Тем не менее, три года назад менеджеры Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) сделали вот такой "осознанный" выбор – вложить в банк с мусорным рейтингом десятки миллиардов пенсионных денег казахстанцев.

"Когда банк объявляет о дефолте и реструктуризации, когда приостанавливает выплаты по внешним обязательствам, возникает опасность, что ценные бумаги этого банка потеряют в цене, а это значит, что если и не все, то какая-то часть стоимости инвестированных пенсионных денег однозначно будет потеряна", — рассказал в интервью Sputnik Казахстан известный экономист Рахим Ошакбаев.

— Понимали ли менеджеры ЕНПФ, когда решили инвестировать в Межбанк Азербайджана, какие могут быть последствия, и кто за это будет отвечать?

— Лучше всего адресовать этот вопрос руководству Национального банка, как текущему, так и предыдущему. Вообще, надо сделать хронологию событий, поскольку, облигации приобрели в октябре 2014 года, уже после передачи всех пенсионных активов под управление ЕНПФ. Однако еще 29 мая 2014 года рейтинговое агентство присвоило этому банку рейтинг Ba3, что означает что это "Рискованные обязательства с чертами спекулятивных". Насколько я помню, после приобретения облигаций Межбанка Азербайджана некоторые эксперты публично выражали сомнения в том, зачем нужно инвестировать в проблемный банк, у которого мусорный рейтинг. Далее, 6 февраля 2017 года рейтинг был понижен до B1 "В высокой степени спекулятивные". До дефолта оставалось более 3 месяцев. Почему не было реакции на ухудшение финансового состояния банка со стороны ЕНПФ, почему не продали облигации?

— Кто же принял решение об инвестировании вопреки доводам экономистов? Правление ЕНПФ? Нацбанк?

— Есть органы, которые управляют пенсионными активами: у Нацбанка есть департамент монетарных операций, есть совет директоров ЕНПФ, правление ЕНПФ, есть совет по управлению пенсионными активами при Национальном банке… Я не знаю какие тогда были процедуры, но, исходя из своего опыта, точно могу сказать, что у этой инвестиции есть имя, фамилия и отчество.

— Проблема бездарно, если не сказать преступно, растраченных пенсионных накоплений — самая больная тема последних лет и главный повод для недовольства казахстанцев. Бузгул Аурум, Казинвестбанк, Межбанк Азербайджана…

— Все последние скандалы показывают, что, к сожалению, ни частная форма собственности, когда были частные компании, ни единый накопительный пенсионный фонд не способны обеспечить необходимую доходность, более того не способны обеспечить элементарную сохранность пенсионных денег. Вся система в целом требует реформирования. Подавляющая часть казахстанцев не могут положиться на накопительную часть. И именно это разногласие – нежелание рассматривать принципиальные вопросы пенсионной системы, послужило причиной нашего выхода с Досымом Сатпаевым и Ботой Жумановой из общественного совета ЕНПФ.

Сколько еще скандалов ждет наш единый пенсионный фонд, если посмотреть на то, сколько денег вложено в рисковые активы?

— Мы сейчас делаем экспресс-анализ отчетов ЕНПФ, согласно которым на 1 мая порядка 1,6 триллионов тенге вложены в облигации и акции эмитентов, рейтинги которых классифицируются как рискованные обязательства. То есть более 23% от всего пенсионного портфеля имеют существенные риски.

Мусорные ценные бумаги — это высокодоходные облигации с кредитным рейтингом ниже инвестиционного уровня Ba, ВВ и ниже, либо без рейтинга. Подобные ценные бумаги обычно выпускаются компаниями, не имеющими длительной истории и солидной деловой репутации, но нуждающиеся в денежных средствах. Кстати, кроме ценных бумаг, которые имеют низкий рейтинг, в портфеле ЕНПФ есть еще нерейтинговые активы на сумму 945 миллиардов тенге. Думаю, что ситуация требует вмешательства парламента.

- ЕНПФ может выкрутиться из скандала с облигациями Межбанка Азербайджана?

— Конечно, сейчас они наверно скажут, что давно ведут переговоры с правительством Азербайджана, чтобы они дали государственную гарантию или сконвертируют в суверенные облигации. Еще скажут, что идет процесс реструктуризации, что они давно работают над этой ситуацией и все нормально будет.

Но на самом деле, повод для беспокойства есть. И в любом случае есть факт – была инвестиция в рискованные активы, которые допустили дефолт. Пенсионные активы вообще нельзя инвестировать в рискованные активы, на мой взгляд. Ключевой критерий для пенсионных денег — это сохранность.

— Если, условно говоря, найдут платежку на 250 миллионов долларов, посмотрят — чья стоит подпись и таким образом установят виновного, какое наказание его ждет?

— Я думаю, что в первую очередь должны нести ответственность члены совета директоров. По закону об Акционерных обществах совет директоров является органом управления, то есть он должен нести ответственность за убытки, причиненные его деятельностью.

- Эта ответственность какая? Штраф? Тюрьма?

- В самом законе написано абстрактно, что несут ответственность, а какую ответственность — это должны определить соответствующие органы, по факту ущемления общественных интересов и на предмет злого умысла.

Вообще как минимум, должна быть ответственность кадровая, причем на самом высоком уровне. Посмотрите, совет директоров ЕНПФ вообще не меняется, хотя есть Ерденаев, которого задержали по подозрению в получении взятки и растрате чужого вверенного имущества. Ерденаева назначал на должность совет директоров, но никто из совета директоров не понес за это ответственности, более того, люди, которые его утвердили, назначают следующих членов правления. В первую очередь логично было поднять вопрос о том, что совет директоров как минимум сделал неправильный выбор и должен уйти в отставку. l

Поделиться
  • gplus
  • pinterest

Оставить комментарий

Нажимая на кнопку "Оставить комментарий", вы соглашаетесь с правилами комментирования