Тамара КАЛЕЕВА, президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ Сөз»

Начало читать здесь. В рейтинге свободы слова Казахстан находится в самом конце, на одном из последних мест. Рейтинг делали «Репортеры без границ», индекс свободы слова составлял FreedomHouse. Но наша власть пытается не замечать эти рейтинги. Вообще, сейчас складывается новая ситуация. Да, теперь власти выслушивают гражданский сектор и НПО, но все равно не выполняют их рекомендации. По Уголовному кодексу РК за клевету можно получить три года лишения свободы, за незаконное вмешательство в частную жизнь – пять лет лишения свободы. Есть отдельные статьи, защищающие Первого Президента, Лидера Нации, просто Президента РК, депутата, прокурора, должностное лицо, конституционный совет и т.д. Что касается Гражданского кодекса, то с его помощью любого журналиста можно разорить. Активно используется и Кодекс об административных нарушениях. Сейчас разрабатывается новые проекты Уголовного кодекса РК и Административного кодекса РК. Мы много работали с Генеральной прокуратурой, Министерством юстиции. Мы предлагаем убрать уголовную ответственность за клевету и оскорбление. Это рекомендации Комитета по правам человека ООН. Казахстан их принял в порядке универсального периодического обзора в 2010 году. Мы с Генеральной прокуратурой работаем много лет. В первую очередь, по статье о клевете. Они в порядке поправок в уголовный кодекс не раз пытались убрать эту статью и делали такие предложения. Первый проект УК РК Генеральная прокуратура опубликовала в прошлом году. Там за клевету предполагалось максимальное наказание 60 суток ареста. Но в последнем проекте, который опубликован, официально презентован и будут направлен в парламент, восстановлены три года лишения свободы. Или альтернатива – штраф 3 тысячи минимальных расчетных показателей (более 30 тысяч долларов). У журналистов нет таких денег на счету, не то что в кармане. Также расширяются основания для привлечения к ответственности. Кто ввел эти изменения? Мы работали с Генеральной прокуратурой. Они автора не выдают. Все письмо от них подписаны межведомственной рабочей группой. Так подписываться очень удобно. Мы приводим аргументы, в которых говорится о международных обязательствах, приводятся рекомендации главы государства, судебная практика за 10 лет. Говорится, что клевета – общественно-опасное деяние. Мы показываем, что у нас 59 дел имеют за 10 лет обвинительные приговоры. Даже ни каждый год один обвинительный приговор. Где же общественная опасность? Они не снисходят до того, чтобы выслушать и опровергнуть эти аргументы. Мы говорим, что Международный пакт о гражданских и политических правах, который ратифицировал Казахстан, провозглашает свободу слова (статья 19 пакта). А нам отвечают, что декриминализация клеветы приведет к ущемлению прав и свобод человека, что противоречит статье 18 пакта. Ну давайте дискутировать дальше! Мы не за то, чтобы клевета была безнаказанной, мы просто выступаем за другую форму ответственности. Сейчас пытаемся работать с парламентом, проект туда еще не поступил. На прошлой неделе был большой круглый стол в Астане с участием 12 депутатов. В октябре сенат пригласил на конференцию по проекту Уголовного кодекса. Но особой уверенности нет. Мы работаем 15-й год, и больше 10 лет говорим, что надо убрать ответственность клевету и оскорбление из уголовного кодекса. Приводили авторитетнейшие экспертизы. У нас были депутаты, которые говорили, что будут голосовать против этого закона. Но потом на пленарном заседании они голосуют за проект. При всем моем уважении к отдельным депутатам говорить о полной самостоятельности парламента не приходится. В новом проекте УК РК расширена статья о воспрепятствовании законной деятельности журналиста. Эксперты ОБСЕ по просьбе нашей коалиции сделали экспертизу и также отметили, что эту статью надо расширить. Однако с 1998 года в Казахстане по этой статье не было возбуждено ни одного уголовного дела. Журналисты обращаются, некоторые проявляют настойчивость, но им отвечают, что оснований для возбуждения уголовного дела нет. Зато чиновники говорят, что уголовный кодекс не только наказывает журналистов, но и защищает. Самые талантливые журналисты у нас пишут эзоповым языком, когда все понятно, а ухватить не за что. А когда не хватает мастерства, то может последовать серьезное наказание. Профессия журналиста опасна изначальна, тут защиты не может быть. Боишься – не иди в журналистику или иди в паркетные журналисты. А если ты хочешь быть независимым журналистом и проводить расследования, то наберись мужества. Вспоминается история Сергея Дуванова – убежденного оппозиционера и хорошего журналиста. Он критиковал Президента. У него был суд, ему дали условный срок. Потом его очень сильно избили, а затем осудили за изнасилование несовершеннолетней девочки. Эта очень серьезная статья, которая дискредитирует его как журналиста и оппозиционера. Он отсидел три года. После того, как он вышел на свободу и получил всякие премии звания от международных журналистских сообществ, в СМИ появились публикации о том, как готовили против него провокацию. Откуда взяли эту девочку, как ее внедряли и.т.д. У него в шкафу даже откуда-то оказалась справка, что она несовершеннолетняя. Потом появились доказательства, что он был абсолютно невиновен, что постарались спецслужбы. Нельзя обезопасить журналиста, который бросает вызов тем безобразиям, которые он видит. И это не обязательно высший политический уровень. На каждом уровне есть своя вершина, на которую лучше не заглядывать критическим взглядом. Иначе можно серьезно пострадать. Независимые СМИ уязвимы со всех сторон. Рекламодатели к ним не идут, боятся. У нас были и сохранились успешные независимые издания в регионах. И есть факты, что в акимате собирали основных рекламодателей и говорили: «сотрудничайте с прогосударственными изданиями». Получается экономический и рекламный бойкот. С большой проблемой столкнулся журнал AdamReaders. Все типографии страны отказываются его печатать. При чем редакция заполучила доказательства, и у нас есть копии, где типографии пишут: «извините, вы политическое издание, мы этого не знали, мы не можем вас печатать», «мы согласны печатать ваш журнал, если мы все номера будем показывать в КНБ» и.т.д. А ведь это частные типографии, это бизнес, это рынок. Получается круговая блокада. А печататься за границей очень сложно, так как это деньги, транспортировка и.т.д. При чем журнал AdamReaders отказались печатать даже в приграничных регионах. Широкую известность получила ситуация с газетой Западного Казахстана «Уральская неделя». Они очень часто делают критические публикации на уровне своей области. Они постоянно получают иски и судебные решения. А в регионах небольшое количество населения, и власть чувствует себя наиболее сплоченно, так как все ближе друг с другом знакомы. В 2010 году у них была публикация по результатам тендера. Предприниматель подал иск. Суд тут же принял решение о выплате 20 миллионов тенге. Это для любого издания большие деньги, а для маленькой областной газеты они просто разорительные. Однако потом этот предприниматель совершил хадж в Мекку, и отказался от взыскания этих денег. На следующий год в публикации этой газеты (маленькой заметке) были перепутаны некоторые факты. Последовал иск, и суд принял решение взыскать с газеты 20 миллионов. Но вступили в силу изменения в Гражданский кодекс РК, по которым юридические лица были лишены права требовать взыскания морального вреда. И эти 20 миллионов с газеты опять не стребовали. Но в 2012 году их ведущий журналист, сейчас он редактор этой газеты, Лукпан Ахмедьяров написал статью о родственных связях между казахской элитой. Он написал про заведующего отделом внутренней политики областного акимата. Это совсем не самая высокая фигура. Лукпан Ахмедьяров написал, что у него в активе есть родство с бывшим премьер-министром Казахстана Имангали Тасмагамбетовым. Чиновник обиделся. Родство он не отрицает, но утверждает, что карьеру сделал только упорным трудом. Суд присуждает 5 миллионов тенге с Лукпана Ахмедьярова. А через несколько дней на Лукпана совершают нападение. Тогда был очень большой шум. Преступников нашли. В этом году был суд. Тем не менее Лукпан выплачивает эти 5 миллионов тенге. То есть половину зарплаты у него высчитывают. В 2002 году, когда появился Демократический выбор Казахстана – очень серьезная оппозиционная сила, которая в зародыше была разгромлена, у нас по выходным данным было оштрафовано и приостановлено 32 СМИ. Потом начинается активность гражданских процессов – бесконечные иски об унижении чести и достоинства, гигантские взыскания. Потом идет вал обвинений в клевете. По моим наблюдениям сейчас опять наблюдается эта тенденция. Также каждый год в Казахстане совершается несколько десятков нападений на журналистов. Хотя правоохранительные органы всегда отвечают, что это не связано с профессиональной деятельностью журналистов, а объясняют это общей криминогенной ситуацией в стране. И какая-то часть нападений действительно связана с этим. Недавно напали на журналиста Игорь Ларра, когда он вечером шел от друга. Сам Игорь Ларра связывает это с тем, что он критиковал акима. Но полицейские уже поймали каких-то молодых парней, которые признались, что просто хотели его ограбить. Много нападений, угроз. И чаще всего угрожают судами. К сожалению, суд – не способ выяснить истину, а способ напугать. Наши чиновники не любят журналистов. Даже на профессиональный праздник становится все меньше хвалебных речей о журналистах. Больше говорят о том, что ваше дело просто передавать информацию, не соваться и не задаваться. Изменился общий политический настрой по отношению к прессе. Особенно с развитием Интернета журналистика стала для чиновников чрезвычайно сомнительным явлением.

Мы насмешили, наверное, многие страны, которые слышали о том, что весь Интернет в Казахстане объявлен средством массовой информации. Недавно мы говорили с председателем Комитета информации и архивов Министерства культуры и информации РК господином Кальянбековым о том, чтобы по примеру России внести такое понятие как «сетевые СМИ». Он сказал, что мы об этом думаем. Необходимость разграничить Интернет и сетевые СМИ становится очевидной.

Поделиться
  • gplus
  • pinterest

Комментарии

  1. Alisa - 0 +
    2013-09-24 10:24:10

    Мы живем в государстве, которое все больше напоминает полицейское.

  2. Nariman - 0 +
    2013-09-27 18:03:58

    я считаю что,эта статья должна существовать и не существовать одновременно, и значение смысла очень огромен.. считаю что не все журналисты хотят говорить только правду, у человека очень хорошо развита фантазия и не редко при помощи нее каким то чудесным образом из мухи вырастает огромный слон,которого везде видно и никуда не спрячешь а вот обратноый эффект очень трудно сделать, и приходится какому-то чиновнику нанимать каких-нибудь отмороженных парней чтобы загладить ситуацию.Не законно? но законно ли это превращение? получается виноваты и тот журналист который захотел кна лжи поднять рейтиег своего журнала и увеличить тем самым покупаемость и тот чиновник и та группа преступников.Но какой вывод можно сделать из этой ситуации? Прежде чем гововорить о свободе слова нужно поговорить о самой сущности этого слова которому нас учат в семье в школе и на улице.Государство слово пустой звук в поселках и голодающих. коммерсанты готовы продать собственную душу. не то чтобы Родину, Учреждения забиты алкашами-и преступниками, Коррупция на каждом шагу.Я думаю что пусть каждый человек начнет менятся. я хочу чтобы Казахстан показал равенство и дружбы и любви между людьми, ведь мы не вечны в этом мире каждому дан определенный срок, каждый смертен. И мы должны,обязаны каждый оставить после себя следы по которым пойдет поколение равных друг другу людей без лжи и притворства. Бороться нужно с собой не давать нашей плохой стороне проявлять себя не давать не малейшего шанса на существование. я хочу чтобы мой внук или правнук не говорил слово Господин. когда читаешь о войне и смотришь на памятники людей которыми просто начинаешь восхищаться, их доблести и упрямству с которыми они сделали практически идеальный мир. эти люди пожертвовали своей жизнью ради свободы нашей.они шли потому что Родина и Семья для них были разны только в написании. А человек который погибал рядом был братом или отцом...

Оставить комментарий

Нажимая на кнопку "Оставить комментарий", вы соглашаетесь с правилами комментирования