Не помню, кто это сказал, но я думаю, что он прав: труд – лучшая молитва. А вот некоторые наши чиновники считают, что молитва – лучший труд, ради которого можно пренебречь и основной работой.

 

На прошлой неделе аким Восточно-Казахстанской области Даниал АХМЕТОВ на совещании по борьбе с религиозным экстремизмом посоветовал своим подчиненным почаще заглядывать в Конституцию страны.

- Вообще-то, по Конституции Казахстан – это светское государство. Но я знаю, куда по пятницам десятки госслужащих в рабочее время идут. Прекращайте! – строго сказал Ахметов, отчего некоторые из присутствующих почувствовали себя неуютно в своих креслах.

- Есть два праздника у нас – Курбан-айт и Рождество. Пожалуйста – посещайте. Но вообще, вы сами должны выбрать: либо вы работаете в конституционном поле, либо ещё где-то. Вам всем нужно будет определиться. Поскольку наши работники по пятницам активно туда ходят. А руководители должны проконтролировать, почему в пятницу их нет на рабочем месте, - продолжил глава региона и добавил, - Извините меня, в рабочее время посещать культовые заведения - это уже вопрос рабочей дисциплины и отношение каждого госслужащего к выполнению написанного в главном законе страны.

Сказал, как отрезал. И никто не возразил.

Я лично не вижу ничего предосудительного в молитвах наших чиновников – это единственное занятие, которое может поставить их на колени. Но почему это надо делать в рабочее время, то есть, в оплаченное из бюджета на деньги налогоплательщиков? Почему простые, далекие от соблюдения законов шариата, граждане ожидают их в коридорах власти и молят лишь об одном: чтобы бастык наконец-то появился в своем кабинете и решил их насущные проблемы? Так мы скоро дойдем до того, что Агентство по делам госслужбы придется отдать в введение вновь созданного Министерства по делам религий. Чтобы, как говорится, не отходя от кассы...

Мне интересно другое: о чем просят Всевышнего наши бойцы бюрократического фронта? Денег? Повышения по службе? Индульгенции на все прошлые и будущие грехи? Все это у них уже есть и еще пребудет в дальнейшем. Потому что наши чиновники даже молитвы читают приказным тоном. Попробуй им не дать?

Или все же они просят о благах для всех сирых и убогих, что ждут их в это время у пустых кабинетов? Не будем наивными.

Эта тяга к общению с Богом появилась, увы, не сегодня и не вчера. Помню, лет двенадцать назад угораздило меня попасть в кардиологическое отделение одной из алматинских больниц, где заведующим был обходительный пожилой мужчина с крашенными в радикально черный цвет волосами. И вот однажды в послеобеденный час кинулся я его искать, чтобы подписать какую-то бумагу: то ли назначение какое-то, то ли больничный лист. А кабинет его закрыт! Хотя весь персонал в один голос уверял, что заведующий никуда не уходил — не время еще. И только одна добродушная медсестра по секрету шепнула мне: «Не волнуйся, скоро появится — он сейчас намаз читает». И чудо произошло! Через несколько минут радикальный брюнет появился на пороге своего кабинета с умиротворенной улыбкой и, не глядя, подписал мои документы.

А если бы на месте меня, выздоравливающего, был бы другой, готовый через несколько мгновений (кардиология все-таки) уйти к Всевышнему? А того в это время отвлекал своими просьбами завотделением. Может, и без него бы спасли сердешного. А может... За десять календарных дней, что я провел в той кардиологии, пару жмуриков увезли в морг. Должно быть, просто совпадение.

Все эти богоугодные увлечения госслужащих были бы безобидны, если бы они не происходили на фоне всеобщего интереса к исполнению религиозных обрядов.

Помню, лет восемь назад меня пригласили на аузашар, который проходил… Где бы вы думали? В центральном офисе правящей партии! Там у них традиция такая: отдел, в котором мало кто соблюдает уразу, устраивает ужин разговения для другого отдела, где наиболее закаленные в своей вере строго блюдут пост. Конечно, партийные работники – это вам не госслужащие, и аузашар они проводят вне рабочего времени, но почти все они находятся в кадровом резерве и в любой момент по приказу партии могут занять достойное их место в чиновничьих рядах.

По этому поводу я вспоминаю поездку в Иран, в чисто мусульманскую страну, где вместо конституции действуют нормы шариата, а главой государства является духовный лидер — аятолла.

Но вот что интересно — за все время моего пребывания в стране Тысячи и одной ночи никто из сотрудников гостиницы в Тегеране, где я жил, не бросал свое рабочее место, чтобы исполнить свои религиозные нужды. Как не делали это торговцы в лавках святыни мусульманского мира Мешхеда, работники аэропорта и, надеюсь, врачи в местных больницах. Потому что даже в Иране понимают, что нельзя ради молитвы бросить дойку коров – молоко пропадет.

Однажды я задал себе вопрос: а зачем человеку, если он – не служитель культа, не ищущий просветления монах, не проповедник и не миссионер, а обычный гражданин, живущий в социуме, занятый каждый день в поте лица своего поиском хлеба насущного, воспитанием детей и заботой о стариках, зачем ему вера?

И пришел к неожиданному выводу: вера – это не знание наизусть Корана, Библии или Талмуда, не соблюдение постов и молитв.

Вера – это соблюдение главных божественных заповедей, которые являются моральными кодексами во всех религиях: не убий, не укради, не возжелай… Достаточно однажды усвоить их и сделать своими жизненными принципами. Ведь мы же не заглядываем каждый раз в таблицу умножения: выучили один раз и пользуемся ею. Хотя сегодня многие предпочитают калькулятор.

Но это-то самое сложное – жить по божьим заповедям, потому что человек подвержен соблазнам и постоянно ищет оправдания своим слабостям, неприглядным поступкам и преступлениям.

И самое трудное - исполнять главную заповедь: возлюби ближнего! Потому что это требует дополнительных усилий, физических и моральных. Даже если этот ближний — проситель, ожидающий у двери пустого кабинета

Поэтому я согласен с тем, кто сказал, что труд – лучшая молитва. Если, разумеется, вы не просите Бога о том, чего вам не хватает, а благодарите Его за то, что у вас есть.

Газета "Время"

Поделиться
  • gplus
  • pinterest

Оставить комментарий

Нажимая на кнопку "Оставить комментарий", вы соглашаетесь с правилами комментирования