Салтанат ИСМАГУЛОВА, журналист С профессором из Южной Кореи Пак Чун Гын мне так и не удалось переговорить с глазу на глаз (естественно, через переводчика). А хотелось задать всего несколько вопросов. Почему его больница, специализирующаяся на лечении заболеваний позвоночника и суставов, носит имя Леона Вильтце (на русскоязычных сайтах есть коротенькая информация, что его считают отцом современной вертебрологии.) Наконец, любопытно было узнать о самом приезжем «светиле», являющимся президентом южнокорейской «Исследовательской ассоциации малоинвазивной спинальной хирургии». Я не располагаю точной информацией, как регулярно профессор Пак Чун Гын приезжает в Алматы. Знаю, что недавно он провел уникальную операцию на позвоночник. А в субботу, как анонсировали все отечественные телеканалы, должен был провести для алмаатинцев бесплатную консультацию в совминовской поликлинике. Длинной очереди около кабинета на третьем этаже не было. Несколько посетителей, кто-то уже сидел на приеме. Все, даже одна пожилая дама, которой профессор сделал операцию больше трех месяцев назад, ходячие. Никаких костылей и инвалидных колясок. Деликатно пытаюсь узнать, какая напасть их сюда погнала. Отвечают не очень охотно, осторожно. Словоохотливым оказался 60-летний мужчина приятной наружности, рассказавший, что поплатился здоровьем…подняв жену друга. Видно, случилось это на веселой гулянке, может на спор. «Я почувствовал, как в позвоночнике что-то хрустнуло, с тех пор и мучаюсь» - заключил он с улыбкой. Я попала к южнокорейскому профессору, когда он давал рекомендации 65-летней Ириной Р. С ней мы успели пообщаться, гуляя взад и вперед по длинному коридору клиники. Врач запрещает ей долго стоять, можно только прислонившись к стене, и то ненадолго. Спустя 40 лет дает о себе знать (и еще как!) безобидная поначалу травма, полученная, как поняла, при спуске в переход. Вердикт Пак Чун Гына оказался неутешительным: «Необходимо делать операцию, за неимением здесь нужной аппаратуры только в Южной Корее!». Не успеваю попрощаться с Ириной, краешком глаза вижу ее растерянное лицо. Переводчица, пытаясь от меня отделаться, сует рекламный пресс-релиз. Общение с прессой перенесено на завтра. Честно говоря, в назначенный час я не подошла. Не успела. Опоздала. Оставалось только «поцеловать» парадную дверь поликлиники. Постояла в замешательстве, соображая, куда и в каком направлении двигаться… Переходя улицу Шевченко, останавливаюсь, чтобы пропустить черный джип. Неожиданно он притормаживает, и высунувшаяся из авто женская голова спрашивает, где принимает южнокорейский хирург. Вы верите, что в нашей жизни не бывает ничего случайного? Я да. В какие-то считанные секунды узнаю от своей новой знакомой, которую зовут Анель, буквально все о ее недуге. Получила травму, работая врачом «скорой помощи» сразу же после окончания института. В неотложку врезался гаишник. Восемь месяцев находилась в состоянии паралича, ничего хорошего коллеги-врачи не прогнозировали. Однако оказалась сильной натурой и выкарабкалась. Дальше жизнь пошла своим чередом: вышла замуж, родила ребенка. Об аварии напоминали участившиеся боли в позвоночнике. Потом стала беспокоить шея. Больше года назад - операция за границей (при виде рентгеновского снимка я ужаснулась: титановые штыри торчат по всему позвонку). И что-то теперь, по мнению специалистов, опять не так. Необходима консультация южнокорейского специалиста, только на него и уповает. Дальнейшие события происходили как в настоящем экстриме. Быстро, четко, оперативно. На размышления не оставалось времени, а задача определилась незамедлительно. Нужно было найти врача (он, как оказалось, еще был в поликлинике, куда попасть можно было через приемное отделение больницы). На пятом этаже при виде изящных кореянок чуть ли не бросаюсь им в объятья. Переводчица сделала вид, что меня не узнала. О назначенной встрече вообще ничего не помнит (могли ли бы оставить на стекле объявление, ведь кроме нас приходили другие, постояли перед закрытой дверью и ушли ни с чем). Наш врач, ассистирующий знаменитому хирургу (и тоже в местных масштабах знаменитость), оказался крепким орешком. Прием окончен, и баста. (Это правда, что консультация была назначена на субботу, и на воскресенье – в виде исключения). Мои призывы повлиять на профессора, задержаться хотя бы минутку, чтобы осмотреть пациентку, таяли где-то в воздухе. Через несколько минут остываю. Моя новая знакомая на протяжении всей этой баталии сохраняла хладнокровие и стойкое присутствие духа. Болезнь ее не озлобила, а наоборот повернула к людям. Смотрю и слушаю ее с уважительным удивлением.На этом история, как ни странно, не закончилась. Был телефонный звонок (и не один), после чего профессор назначил моей знакомой неурочную консультацию (она успела всучить ему рентгеновский снимок). Анель поблагодарила и меня как причастную к этому маленькому успеху. Разделяю ее мнение только отчасти, поскольку уверена, что победила ее вера. Бумеранг добра всегда возвращается. Это твои слова, Анель…
Поделиться
  • gplus
  • pinterest