ДУШАНБЕ. Лидер оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддин Кабири спрогнозировал в Таджикистане и Казахстане массовые протесты по модели армянской «бархатной революции», передает "Фергана".

 

Наиболее вероятен этот сценарий в Таджикистане, если президент республики Эмомали Рахмон решится передать власть своему сыну, заявил оппозиционер в интервью «Независимой газете». Надежду на выход из «музея диктаторов», который сейчас представляет собой Центральная Азия, он связал с реформами узбекского президента Шавката Мирзиёева.

Глава запрещенной в Таджикистане партии надеется, что реформы Мирзиёева, если они будут реализованы, скажутся на соседних республиках, и в этом случае они смогут «рассчитывать на относительно безболезненный переход от режимов жестких диктатур к мягкому авторитаризму и дальше к демократическому обществу».

«На мой взгляд, сегодня все в регионе должны держаться за Мирзиёева. Этот момент, этот шанс на перемены никому нельзя упустить», – добавил он.

Мирзиёева он назвал «самым уважаемым политиком в Центральной Азии и самым ярким региональным лидером» со множеством сторонников, высоко оценил его «репутационный капитал» и предположил, что Мирзиёев будет взаимодействовать с оппозицией. По мнению таджикского оппозиционера, ошибкой Мирзиёева будет, если он станет делить народы Центральной Азии на близких и дальних и работать с «правящими командами», а не с народами, как первый президент Узбекистана Ислам Каримов и российское правительство.

«В итоге россияне потеряли Украину, Грузию и рискуют однажды потерять Армению и Казахстан. Уверен, что узбекский лидер будет весь этот негативный опыт учитывать и не станет его повторять», – пояснил Мухиддин Кабири.

Бархатная революция, которая случилась в Армении, по мнению лидера ПИВТ, «возможна в Казахстане и Таджикистане». По его прогнозу, у Казахстана есть шанс избежать потрясений, если республиканская элита решится на перемены по мирзиёевской схеме, без передачи власти по наследству. Передача власти члену семьи Назарбаева кажется политику маловероятной, поскольку «далеко не все влиятельные группы в казахстанской элите такой вариант поддерживают». Назарбаев, полагает Кабири, передаст власть представителю второго поколения казахской элиты, предварительно договорившись с ним о безопасности своей семьи и ее экономических интересов.

В Таджикистане же «Эмомали Рахмон уже готовит своего сына на пост президента», для этого уже подготовлена нормативно-законодательная база, «и правящая семья психологически не готова подпустить к власти чужого». По прогнозу оппозиционера, процедура передачи власти не пройдет спокойно, и в республике может повториться «армянский сценарий массового уличного протеста», поскольку «нарастает усталость от нескончаемых проблем и усиливаются протестные настроения». «Душанбе к этому варианту ближе остальных региональных столиц», – подчеркнул Кабири.

«Кто бы ни пришел к власти в Таджикистане, если он истинный патриот своей страны, то он должен стремиться к стратегическому партнерству с Россией и со всеми соседями», – заявил глава ПИВТ.

Реакция России на революцию в Армении, по его мнению, дает основания считать, что в случае передачи власти в Таджикистане и Казахстане в Кремле выберут «партнером народы этих республик, а не коррумпированные группировки в правительствах».

«Я уверен, что экономически развитый и в тоже время свободный от семейной и коррумпированной власти Таджикистан будет выгоден и России, Китаю и всем государствам региона», – заключил Кабири.

По словам Кабири, «сегодня в Афганистане нет экстремистских сил, которые бы имели реальные планы перейти границу и вторгнуться в Центральную Азию. Он спрогнозировал, что это может случиться только если внутри «вспыхнет социально-политический конфликт с религиозным окрасом».

«Таджикистан в этом отношении более всего уязвим, так как Эмомали Рахмон уничтожил всю легальную оппозицию в стране и остался один на один с религиозно-политическими радикалами», – подчеркнул Кабири.

Глава ПИВТ еще раз опроверг таким образом то, что говорили о возможности вторжения террористов в Центральную Азию секретари Собвезов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) на заседании в Астане, в том числе глава таджикского совета, включивший в число экстремистов ПИВТ. В ответ на это партия заявила, что сама стала жертвой «государственного терроризма» со стороны Эмомали Рахмона, и обвинила в экстремизме и терроризме его семью.

Напомним, до сентября 2015 года в течение 16 лет ПИВТ была единственной официально действующей партией религиозного толка на постсоветском пространстве. В сентябре руководство ПИВТ и, в частности, Мухиддин Кабири были обвинены в причастности к военному мятежу бывшего замминистра обороны страны Абдухалима Назарзода. Партия была объявлена Верховным судом террористической организацией, ее руководство арестовано. В июне 2016 года 14 членов политсовета ПИВТ были приговорены к различным срокам заключения, двое из них — к пожизненному.

Лидер же ПИВТ Мухиддин Кабири покинул Таджикистан сразу после парламентских выборов 1 марта 2015 года, на которых ПИВТ не получила ни одного мандата, то есть за полгода до драматических событий сентября. Позже он заявил, что сделал это, опасаясь, что на родине против него может быть сфабриковано уголовное дело. Кабири отвергает все обвинения против своей партии, считая, что сентябрьский мятеж был поводом для запрета деятельности ПИВТ.

Сразу после так называемой попытки госпереворота власти Таджикистана обвинили Кабири в организации преступного сообщества. Он был объявлен в международный розыск, однако в феврале 2018 года Интерпол признал Кабири преследуемым по политическим мотивам и удалил его из списка разыскиваемых лиц.

Поделиться
  • gplus
  • pinterest